Львы. Новая история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Львы. Новая история » Флэшбек » |Зашли на огонёк| Рен, Скраб.


|Зашли на огонёк| Рен, Скраб.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Дата: События произошли в тот момент, когда Рен и Арлекин жили ещё у своей бабушки Анетт, не зная о своей королевской крови. То есть, до того, как львятам исполнилось год.
Время: Вечер.
Погода: Дневная жара уступила место прохладному вечеру. На улице гуляет небольшой ветерок, который просто в радость измученным львам. Небо розовых и голубых тонов, благодаря чрезвычайно красивому закату солнца.
Место: Территория одиночек. Родной уголок Анетт и её внуков. Они живут в скалистой пещере, а на верху входа есть каменный небольшой уступ, куда Рен и Алрекин любят забираться и делиться своими мечтами.
Участники: Скраб Рен, Фирун, Анетт, Арлекин.
Очередь: Скраб, Рен.
Обстоятельства: Отец Скраба несёт своего отпрыска в Прайд Имани. По пути они натыкаются на старую львицу Анетт со своими внуками у их пещеры. Фирун решает остановиться и немного передохнуть, воспользовавшись тогда редким исклоючением в настрое Анетт - в тот момент старуха была в хорошем настроении, дружелюбна, а когда увидела в пасти льва маленький комочек серого меха, так совсем разнежалась. Что сказать, у старой Анетт была слабость к львятам. Фирун отпускает сына к внучке Анетт. В тот момент её брат, Арлекин, уже спал. Он переел тогда, и, по причине тяжости в животе, раньше лёг спать.
Цель:При этой первой встрече отыграть знакомство Скраба со своей троюродной сестрой Рен, выяснить, как они могут друг другу относиться.

*Примичание - Поскольку за Анетт, Фируна и за Арлекина некому играть, то Скраб будет описываться в своих постах и за Скраба, и за Фируна. В это же время я буду отписываться в своих постах и за Анетт, и за Арлекина и за Рен.

0

2

Средних размеров лев с темной серо-бежевой шерстью поспешно удалялся от территорий прайда. Движения его были расторопны и взволнованы - он то и дело приостанавливался и встревоженно вскидывал голову, дабы перепроверить окрестности. Почти черная грива уже который день была не приглажена, а в диких и голодных глазах смесь счастья и обреченности.
Все началось около трех месяцев назад, когда Еджай заявила, что ей нужно покинуть прайд "на некоторое время". Лев, конечно, был рад, ведь это могло значить, что любимая наконец-то подумала о жизни одиночки вместе с ним. Но, увы, она и не думала уходить из родной обители...

Наконец-то бродяга наткнулся на какое-то убежище, где можно было укрыться от надвигающейся ночи. В животе "умирал кит", но лев и усом не повел - его внимание было на маленьком белесом комочке в пасти со стертыми нежными лапками. Отпрыск то и дело недовольно попискивал и хныкал, что хочет к маме. Папашка же упорно двигался дальше с обливающимся сердцем из-за бессилия к судьбе своего чада. При каждом новом толчке и плаче малыша, Фирун взывал к богам и спрашивал: "За что?". Но никто не отвечал, и он упорно шел дальше.
Когда одиночка со своим ценным "грузом" добрался до темного входа в пещеру средь скал, из тьмы навстречу вышла шоколадно-бронзовая крупная львица. Папашка немного попятился, но все же нашел в себе силы не кинуться прочь, несмотря на то, что это всего лишь львица. Положив маленький комочек между передних лап, Фирун с надеждой и мольбой в лиловых глазах устремил свой взгляд на недоверчивую самку.
- Я - Фирун, одиночка, - представился лев, дабы дать дань уважения незнакомке. - Я не желаю никому зла. Нам просто больше негде переночевать.
В этот момент светло-серый львенок испытующе посмотрел на особу, к которой отец обращался с некоторой услужливостью. Будучи ещё совсем крохой - чуть больше двух месяцев - малыш отличался развитостью "не по годам" и странным отношениям к другим особям его вида. Вот и сейчас, львенок сдвинул свои бровки и уставил здоровенные синие глазенки на незнакомку, словно оценивая её, хотя такое слово было ещё незнакомо отпрыску. Маленький ротик то и дело искривлялся в возмущенной гримасе, а белые усики подрагивали от недовольства.
- Почему мы остановились? - уже смотря на отца, запищал кроха тем тоном, каким обращаются к рабам или к своим подданным.

0

3

Жизнь одиночек всегда была трудна. В особенности молодняку, который крайне хрупок. Из-за суровости жизни на нейтральных территориях закон о том, что выживает только сильнейший, является одним из главных. Многие львята чаще умирают ещё новорождёнными, другие от болезней, голода и жажды. Печально, но у львят детство кончается именно в тот момент, когда они впервые встали на лапы. Так и внуки старой Анетт: Рен и Арлекин. Правда, насколько бы львята небыли не по годам взрослые и самостоятельные, фантазии и игривости у них не занимать. Иной раз Анетт с облегчением вздыхает, глядя на своего внука Ара, что хвала всему святому, что его сестра более ответственна.  А вот её братца одни проблемы, чего не любит львица, которая слишком уж привыкла к подчинению к себе и спокойствию. Даже несмотря на свою любовь к детишкам она будет чертовски рада, когда её дочь Ребекка, наконец, сможет забрать Рен и Арлекина обратно в прайд.
Не подумайте, Анетт очень любит своих внуков. Но, не только учитывая свои собственные желания, она понимает, что львятам будет лучше дома. Кто бы ни говорил, но львам из прайда приходиться легче. Только из-за своей группы они хорошо защищены и при этом делятся пищей. Из-за одиночества одиночкам куда тяжелее. Да и Анетт уже стареет, чтобы тащить на себе ответственность за две голодные пасти включая свою собственную. Право сегодня вечером эти мысли её почти не посещают. Сегодня крайне удачный день – она смогла убить подросшую антилопу гну. Сил хватило, чтобы тушу дотащить к пещере. Никогда ещё лица львят не были такими счастливыми. Собственно, Анетт вполне разделяла их счастье, ведь она давно плотно не набивала себе живот свежим мясцом.
Что сказать о Рен, нашей героини, так она была просто в восторге увидев тушу антилопы. Сам факт, что она увидела дичь целиком, а не только её малую часть, для неё являлся отличным знанием об окружающем мире. Воображение Рен тут же начал работать о том, как выглядит большая, взрослая антилопа. И, конечно, как её ловить. Юная принцесса уже представляла, как будет нестись за огромным стадом и поймает самую сильную и большую особь. Собственно, как и всегда, её размышления сошлись с ходом мыслей её брата, что обоих только радует. За ужином только и шел разговор об их первой охоте. Львятам даже удалось послушать от бабушки пару историй про её охоту и про пару приёмов, которые необходимы каждому охотнику. Львята были очень любознательны и ловили всё на лету, так что старухе даже нравиться их чему-то учить.
Сегодня вечер действительно отличался от обычных. И без минусов не обошлось. Не рассчитав вместимость своего маленького желудка, Арлекин просто напросто переел. У него начались боли в животе, и потому Анетт со свойственной ею строгостью отправила внука спать. Это немного расстроило нашу Рен, ведь каждый вечер после ужина они с братом забирались на свою каменную платформу, смотрели на звездное небо и мечтали о своём будущем. А теперь из-за жадности Арлекина, Рен вынуждена тоскливо ждать, когда она сама захочет спать.
Львёнка подошла к своей бабушке, которая лежала у стены на боку. Рен потерлась о живот бабушки своей щекой и села. Анетт заметила в синих глазах своей внучки тоску и, конечно, поняла причину. Старуха сердито фыркнула и дернула хвостом.
- Надо было учить своего брата не набивать до потери пульса живот. Тогда вашим посиделкам ничего не помешает.
Рен слишком привыкла к сварливости своей бабушки. Настолько, что просто не обращала на это внимание. Принцесса лишь вздохнула и посмотрела на бабушку. Анетт внимательно осмотрела львенку. Нет, конечно, у неё было полно времени разглядеть Рен, но ей потребовалось ещё раз заметить черты внешности, которые связывали её внучку с одной из их предков – Вендеттой. Конечно, Анетт судит лишь по рассказам о последней теневой королеве, но всё же. Такие же глубокие синие глаза, дьявольское выражение мордочки, и эта белая полоска на груди, сильно напоминающая орла. Что только природа не делает.
Размышления Анетт прервали чьи-то шаги. Автоматически львица встала и приняла устрашающую позу. В ней уже была заложена эта функция – защищать себя и внуков. Рен же тут же спряталась за бабушкой, больше из-за любопытства выглядывая из-за её задних лап. Львенка прямо почувствовала, как ещё больше напряглась бабушка, когда у входа появился серо-бежевый лев. Глотка старухи сотряслась от страшного рыка, но как-то он недолго длился и даже резко прервался.
Рен просеменила под морду своей бабушки и проследила за её взглядом. Сам лев выглядел очень измученным и голодным. А вот Анетт смотрела на крохотный комок меха в зубах незнакомца. Рен внимательно смотрела на львёнка. Она никогда не видела других львят, да и не подумала бы, что можно быть таким маленьким. Возможно, эта мысль её посетила из-за того, что она никогда не задумывалась о своих размерах и в душе считала себя очень большой. Может, великие мечты её с братом были тому причиной.
Анетт заметно расслабилась и, молча, смотрела на то, как лев отпускает своего малыша.
- Я - Фирун, одиночка. Я не желаю никому зла. Нам просто больше негде переночевать.
Фирун? Вау, ничего себе имечко. Рен никогда не слышала таких имён. Собственно, сам лев был ей интересен, потому что Анетт запретила ей с братом общаться с другими львами. Только удирать от них и прятаться. Сама переспектива, наконец, пообщаться с чужаком её нелепым образом и радовала, и смущала. Она не знала, как себя вести при незнакомце. Но что-то внутри, возможно её голубая кровь, подсказывало, что вести себя стоит соответственно. Потому принцесса быстро собралась и спокойно села, желая узнать, чем всё это кончиться.
Анетт же сразу не отвечала. Она внимательно рассмотрела льва, а когда взгляд её снова дошел до маленького львёнка, так она совсем успокоилась. Опасности нет, а это главное.
- Ты безответственен, сынок.- Вздохнула Анетт.
В обращении старухи не было ничего странного. Анетт ко всем львам, которые были намного младше её, были для неё детьми. От сюда и эти обращения: сынок, дитя моё и так далее. Собственно, и Рен не уделила этому внимания. Опять же она знает всё «закавыки»  своей бабули.
- С таким крохотным дитя в зубах надо знать, куда его несёшь и где при необходимости можно остановиться. И если ты не способен напоить его молоком, то на одних лишь словах малютка долго продержать не может.
Анетт раздраженно дернула своим хвостом на собственную болтовню. Она села и жестом пригласила гостей внутрь. На ум ей пришла одна примета, что, если удалось добыть целую тушу, то жди гостей. Она верила в эту чепуху, в отличие от её дочери.
От внимательных глаз старухи не ускользнул взгляд львёнка. Она увидела в них мысль, она поняла, что малыш наглядно пытается её оценить. Да и сам тон малыша являлся для неё неким фактом. О, она знала эту черту в львятах. Это было редкостью. Но к лучшему это или нет, это указывала на большую развитость львёнка. Анетт лишь улыбнулась, глядя на этого малыша.
- У тебя многообещающий сын, Фирун.- Заметила вслух Анетт.- Но иногда давай ему понять, что он не властелин мира, а иначе хуже будет.
Анетт взглянула на свою внучку, которая сидела у неё в лапах. Рен подняла на бабушки свои большие синие глаза. Этот задумчивый, суровый взгляд Рен знала и потому приготовилась – бабушка что-то ей поручит. Львица бросила взгляд на останки антилопы и кивнула Фируну.
- Замори червячка, сынок, а ты,- Львица лапой подтолкнула Рен.- Позаботься о нашем малом госте. Предложи ему кусочек мяса. Если жить хочет, то съест, а если нет, то всецело его дело.
Рен неторопясь подошла к туше и, найдя мягкое место, оторвала кусочек плоти. В том же темпе она подошла к львёнку и положила перед ним мясо. Принцесса сначала посмотрела на этого замученного малыша, а потом на его отца. Она встала на задние лапы и потянулась носом к морде льва. Конечно, никак не доставая, но ей нужно было лишь попробовать его запах. Пах он необычно, но чего-то гнилого не было, как от многих одиночек, что ей непременно нравилось. Анетт же сердито рыкнула, и Рен плюхнулась на пятую точку.
- Где твои манеры?- Проворчала старуха.
Пусть Рен всегда уважала и даже боялась Анетт, но часто она принимала же позицию львицы. Принцесса посмотрела своим дерзким и наглым взглядом, и фыркнула.
- У нас никогда не было гостей! Почему он такой маленький?- Последнее уже было обращено к Фируну по поводу его сына, но без всякой злобы. Скорее добродушное, наивное любопытство.

+1

4

- Потерпи ещё чуток, малыш, и мы скоро будем "на месте", - проворковал Фирун своему своенравному отпрыску, на что львенок ещё серьезней сдвинул бровки и более усердно посмотрел на старую львицу.
Малыш сразу смекнул, что речь о нем, ведь за всю свою короткую жизнь он привык быть одним единственным "золотцем" на всю округу - он просто не понимал, что существуют другие, и что о них тоже можно разговаривать. В его маленьком мирке, до дней сегодняшнего и вчерашнего, не было никого кроме матери и отца, которые души не чаяли в своем отпрыске. Вернее, мама не чаяла, а папашка лишь услужливо соглашался с нею. И в своем положении единственного сына, львенок быстро нашел выгоду. К тому же, он был ещё и первенцем, а на них всегда возлагают особые надежды. Правда, отец был немного разочарован и подавлен, когда нашел у бока любимой "серый комочек". Но будучи не совсем сильной личностью, бродяга подавил в себе инстинкт холостяка и обреченно принял новый "статус" - в нем забились хоть какие-то отцовские чувства.
Взрослые лев опустил голову, словно маленький нашкодивший львенок - он понимал, что отец из него никудышный, и эта львица полностью права. К тому же, незнакомка была почти в два раза старше его и у неё тоже есть чадо, как он мог заметить по маленькой львенке, которая, похоже, постарше его сына будет. Но при жесте львицы Фирун приободрился и, шустро подобрав отпрыска, поспешил в пещеру, откуда доносился запах крови. Живот самца издал не эстетичные звуки, на что он смущенно прижал уши и робко взглянул на "хозяйку".
Львенок же беспомощно болтался в пасти папашки, но это не мешало ему насупиться ещё больше, словно всем видом говоря, что его не просто несут, а преподносят на какой-нибудь там трон. А эти синюшные здоровенные глазенки хоть и были с виду наивны, на самом же деле таили в себе какую-то хитрую и коварную черточку.
Когда неумелый папашка оказался внутри, он с неким облегчением опустился на каменный пол, будто пять секунд назад проходил через "туннель" вражеских львов, а не мимо мирной старухи со львенкой. Свой "груз" же он бережно уложил на передние лапы, дабы малыш не простыл на остывающем камне, но малец, походу, имел свои планы: кроха несколько секунд посидел на своем "троне", быстро осматриваясь, после чего решил "снизойти" и осторожно поставил лапку на пол пещеры. Хотя движения были по-детски наивны, сам же львенок держал себя так, будто "это место не то, к чему я привык, но раз вы настаиваете". Маленький носик то и дело брезгливо морщился, когда натыкался на облачко полы. "Надо же, такого не было у нас с мамой," - мелькнуло в маленькой головке, но детское любопытство брало свое, поэтому малыш продолжал исследовать новые земли.
- Да, он молодец, - согласился лев с незнакомкой, наблюдая как малыш по-своему забавно, но в то же время непринужденно, осматривает пещеру. - Но он же ещё кроха, разве они не все такие в этом возрасте?
Фирун был действительно удивлен, услышав подобное замечание. Он стал отцом впервые, поэтому мало чего знал о львятах, а Еджай всегда относилась к сыну с трепетом, поэтому самец брал пример с любимой, думая, что так и должно быть. Ему не приходило в голову, что сынок может расти не таким, как остальные. Да и с чего бы? Он - обычный, Еджай - обы... хотя погодите-ка. Да, она из королевской семьи, но ведь в ней никогда не было ничего примечательного. Её даже перестали считать наследницей, хотя она и была первой преемницей в своем поколении. Малыш просто должен был быть обычным.
Львенок же в это время продолжал изучать окрестности, остановившись у стены, что была за спиной отца. Странно, но ей он уделили куда больше внимания, поэтому упустил тот момент, когда сзади к нему подкралась "та, другая". Когда позади что-то плюхнулось, малой резко обернулся и уставился на нарушительницу порядка. Львенок поджал свой маленький ротик и, не мигая, замер на месте полу боком, как при обороне или угрозе. Но "подобная маме и ему" уже переключила внимание на отца, который озадаченно, но не сопротивляясь, смотрел на львенку, которая тянулась к морде взрослого льва. Обоим было чуждо подобное действие, только второй из них, что поменьше, не долго был занят размышлениями и сразу переключился на небольшой кусочек, что валялся рядом с ним и источал знакомый запах. Точно! Такое иногда ему приносила мама.
Несмотря на странные звуки в животе и силу, которая тянула его к мясу, малыш не торопился - он осторожно подкрался к "объекту" и потянул воздух небольшим темным носиком, после чего отдернул голову, мол, я не ем такое. Желудок же был другого мнения, и маленький принц опомниться не успел, как уплел злосчастный кусочек. Распробовав вкус, львенку захотелось ещё, поэтому он, словно невзначай, стал тихонько подбираться к туше. Когда же отвлеченные разговором взрослые отвернулись, малыш присосался к распоротой лопатке. Здесь мясо было куда вкуснее того, что ему дали. Не в силах разжевать или оторвать кусочек, но боясь расстаться с едой, мелкий зарычал и зачавкал. В первый и последний раз в глазах его мелькнул красный огонек, свидетельствующей о старом инстинкте.

- О, нууу он не намного младше тебя, - добродушно ответил лев на вопрос малышки. - Ему всего лишь чуть меньше половины сезона.(около 2,5 месяца)Ты ведь тоже ещё маленькая, - улыбаясь продолжил самец, поискав глазами свое чадо.
Фирун упустил тот момент, когда сын оказался у туши и вцепился в неё своими крохотными молочными зубками. Хотя его и пригласили "к столу", сам он пока робел и стеснялся, несмотря на усиленные спазмы в животе. Теперь же он заволновался ещё сильней, так как понятия не имел, можно ли львятам в таком возрасте мясо и стоит ли подходить к антилопе. Даже если и стоит, что тогда нужно делать. По привычке, самец прижал уши к голове, а в глазах мелькнула растерянность и мольба.
- А ему можно мясо? - наконец-то спросил неловкий у львицы. Да, он никудышный отец, но ему пришлось... пришлось взять сына и уйти.

+1

5

От Рен и Анетт не ускользнуло, как отец и сын отличаются друг от друга, даже с учетом того, что младший по сути слишком мал, чтобы своей манерой держаться полноценно показывать структуру его личности. Они были противоположны друг другу, и это выглядело занимательно. Анетт же ещё больше чувствовала свою власть над такими слабохарактерными львами, как Фирун, и потому её охватила та же безмятежность, которая царила в пещере ещё до появления гостей. А её внучка лишь разделяла это. Более Рен не смущало присутствие новых лиц. Ей даже нравиться разговаривать с львом и самой чувствовать даже своё превосходство над ним. Яблочко от яблони не далеко падает, и, как Анетт, Рен любит чувствовать власть. Королевская кровь даёт о себе знать.
Удивительное наблюдение, кстати говоря. В большинстве случаев именно королевские отпрыски отличаются от простых детёнышей, что, возможно, говорит об их потенциале. Сама Анетт знала подобных львят, правда из бывшего Теневого Прайда. И, вспоминая эти истории о прошлом, и, глядя на серого малыша и на своих внуков в особенности на Рен, она находит много сходств. Может, потому она чувствует в крохотном малыше то «нечто большее», как в своей внучке. Впрочем, у старухи всегда всё было хорошо с интуицией. Через некоторое время размышлений она даже была уверенна в том, что в жилах маленького львёнка течет особенная кровь. 
Фирун из-за свои «ограничений» пока не осмеливался подходить к туше, в отличие от своего отпрыска. Тот уже начал изучать пещеру, как будто с снисхождением для всех, а вот вцепился в плоть антилопы. Рен всё ещё сидела перед Фируном, но смотрела в сторону львёнка с крайней любопытной мордой. Этот львёнок вёл себя по отношению к ней очень нагло. Это были её владения, а не его. Потому это Рен немного злило, но одновременно в этом заморыше её что-то привлекало. Он отличался от Арлекина и от самих понятий, какими должны быть дети. Ну, с этими понятиями с Рен и Аром делилась их бабушка, а он не соответствовал им.  Бесит, жутко бесит, но интересно. Особенно, как он повел с ней, когда она принесла ему поесть. Вопиющее хамство для нашей маленькой принцессы. И сейчас в своем маленьком мозгу она придумывала, чтобы с ним сделать. Постепенно внутри неё снова стала просыпаться одна из её предков – Вендетта, дьяволица до мозга костей.
- Да, он молодец, - Согласился Фирун.- Но он же ещё кроха, разве они не все такие в этом возрасте?
Эти слова словно кувалдой ударили по мозгам Анетт. Львица от всей души рыкнула на всю пещеру. Рен знала этот жест бабули. Она так делает, когда они с Аром что-то делали что-то невероятное глупое. После этого рыка всегда следует желчь от Анетт или подзатыльник. В случае с Фируном, конечно, Анетт резанёт его слух едким замечанием по поводу его отцовства.
- А я ещё на своего зятя жалуюсь.- Анетт произнесла своим едким противным тонном, будто она съела что-то гнилое. После она махнула хвостом Фируну на его сына.- В его возрасте все львята беззаботны, глупы и невинны. Они все на одно лицо, потому что ничем не выделяются. А посмотри на своего сына. Он уже проявляет значимые черты характера и, поверь, они никак не входят в свойства обычных львят. В его синих глазёнках уже бьётся мысль, что нет у многих львят. И, если честно,- Тут Анетт склонила голову и самодовольно улыбнулась.- Такое часто встречается у львят с некой «особенностью» в крови. Генетика – потрясающая штука.
Рен посмотрела через плечо на свою бабушку и довольно улыбнулась. Пусть она не знала, что является принцессой Прайда Узику, но о своих предках весьма наслышана. Её бабушкой не раз было замечено, что Рен сильно походит на Вендетту.  Анетт, заметив взгляд внучки, лишь подмигнула ей. Конечно, о чем ещё эта малютка могла подумать после её слов?
- О, нууу он не намного младше тебя, - добродушно ответил лев на вопрос малышки. - Ему всего лишь чуть меньше половины сезона (около 2,5 месяца). Ты ведь тоже ещё маленькая.
Рен резко встала, выставила вперед грудь и подняла к верху хвост. В её синих глазах явно читался некий вызов на слова Фируна.
- А я уже довольно большая.
Его слова немного её задели, потому что внутренне Рен считала себя очень большой. К тому же, у них с братом такое будущее запланированы! Они же будущие властелины неба и земли. Она, держась в той же манере, направилась к туше, опять отдавшись размышлениям, чтобы бы сделать с этим молокососом. Но пока останемся на взрослой стороне.
Анетт даже улыбнулась на то, как мелкий грыз мясо. Опять же говорила об его потенциале. Её внуки тоже где-то в этом возрасте перешли на взрослую пищу. А от Фируна, которого почему-то смутило то, как его сын ел чужое мясо, задал ещё один нелепый вопрос.
- А ему можно мясо?
Старуха искоса посмотрела на льва. Да, никудышный отец. Очень. Как же повезло его отпрыску.
- Если хочешь жить, то умей вертеться. Или ты кормишь его своей грудью?- Анетт усмехнулась.- Если ты решил сделать из своего сына одиночку, то ему просто придется есть то, что он найдет.- Тут она махнула лапой.- Да не волнуйся. Для твоего сына это даже к лучшему. Кстати, как его имя?
Пока взрослые болтали, Рен подошла к малышу, который с увлечением грыз мясо. Она села и оценивающе осматривала его. Конечно, она ожидала, что львёнок это заметит и что-то может выкинуть. Но вот она думала. Может разбудить Ара и вместе что-то придумать? Хотя, поиздеваться над юным гостем ей не совсем хотелось, а Ар только это и умеет. Но вот она не знала, чего хочет от этого малыша. Положить ли началу их дружбе или вражде? Трудный вопрос. К тому же, львёнок такой симпатичный. О уж эта девчачья дурость!..
Всё это время она спокойно смотрела на него и думала, иногда наклоняя голову то в одну сторону, то в другую. И тут она заметила, что у него такие же синие глаза, как и у неё. Ну, может, не совсем такие, но всё же. А что касается первого шага, то принцесса решила предоставить львёнку. Она усмехнулась, плавно встала и отошла к каменной стене. Там она стала и стала умываться.

0


Вы здесь » Львы. Новая история » Флэшбек » |Зашли на огонёк| Рен, Скраб.